Долгожданный выходной

 

Ночь в Зоне время интересное, особенно летом. Каких только чудес не увидишь. Вот чего действительно нету, так это романтики. Здесь с девушкой красотами не полюбуешься и на луну не поглядишь, хотя луна тут, на загляденье.

А предрассветное время интересное в двойне. Ну, для тех, кто понимает. Вот как сейчас. Когда Солнце спеша на работу уже почти пришло, но село перекурить, оно-же наше славянское, а какое у славян начало работы без перекура?

Так вот, присело оно значит перекурить, и пустило первую струю дыма в небо, от этого чернильно-фиолетовая тьма вокруг чуть посинела, даря миру первые проблески.

Собачий час. Другим – самый сладкий час, наверное, зависит от того, где кто находится. Неоспоримо одно, в этот час все спят, или пытаются спать.

Спят кабаны, собаки, контролёры. Кажется, и аномалии приглушают своё басовитое гудение. Спит сама природа. Спят ангелы, а некоторые поговаривают что спят даже демоны.

Однако в царстве всеобщего сна нашлись существа активно бодрствующие.

Существ было трое.

Сталкер Тринадцатый, в прошлой жизни просто Дима, стоял прижимаясь к стене обветшалого сарайчика с внешней стороны. Сказать, что он боялся – ничего не сказать. Его колотила крупная дрожь и ствол АКМС в руках мелко подпрыгивал. Всё потому, что внутри сарайчика бесновался здоровенный кровосос, который пришёл именно за Тринадцатым. Но выйти вслед за ним из постройки не мог, так как его отвлекал верный кот Выверт, которого сталкер подобрал ещё котёнком, три года назад. Сейчас-же эта зверюга представляла из себя монстра чуть выше колена ростом, с огромными когтями и зубами, внешностью отдалённо напоминающей обыкновенного кота. Выверт был тем ещё животным, по крайней мере вступить с кровососом в схватку ему было раз плюнуть.

Но исход схватки был предрешён. Понятно, котяря местный Зоновский, не лыком шит. Вот только кровосос, пожалуй, самая матёрая и смертоносная тварь. Следовало торопиться выручать товарища. План у Тринадцатого созрел мгновенно, не зря он уже три года Зону топтал.

Метнувшись к единственному входу в сарай, он на ходу расстегнул рюкзак и выудил оттуда старую противопехотную мину Клеймор. Долго с него другие бродяги ржали, издевались, мол нахрена эту жуть с собой носить, толку-то ноль, а вот и пригодилась родная.

Сноровисто заминировав дверной проём, Тринадцатый отскочил на безопасное расстояние.

-Выверт! Ко мне! – Крикнул он, тщательно прицеливаясь, хорошо, что коллиматор ночной, цель будет как на ладони.

Ранее отчётливо разборчивое шипение кота в избушке затихло. Значит Выверт слинял. Через секунду он оказался рядом с хозяином. Дмитрий облегчённо вздохнул, увидев питомца и так являвшего собой жуткое зрелище, а со вставшей дыбом шерстью и подавно.

Кровосос утробно зарычал вслед исчезающему противнику и помчался к выходу.

Бабахнуло знатно. Правда такую особь запросто не убить, но здорово контуженный кровосос стал видимый и на секунду замешкался. Тринадцатому этого хватило с головой. Две коротких очереди бронебойных патронов в голову мутанта и тварь повалилась обратно в сарайчик издав напоследок какой-то даже жалобный звук.

В этот момент затрещал росший позади сталкера кустарник. Выверт уже навострился туда хищно пригнувшись.

-Э бродяги! Помощь нужна? – Окликнули из кустов.

Тринадцатый узнал голос Петрухи, ветерана-бродяги и одёрнул Выверта.

-Уже нет. Выходи давай. – Постарался ровно сказать Дима, подавляя последствия адреналинового выброса.

-Тринадцатый, мать твою так, ты что ли?! – Загомонил бродяга. – Котёнка своего привяжи.

-Ты что вчерашний? Он же своих не трогает.

-Хрен знает кто ему сейчас свой. – Весело ворчал Петруха, показываясь из кустов с пятью молодыми отмычками, которые держались тесной, ощетинившейся стволами кучкой, испуганно взирающей на всё вокруг.

Сталкеры обменялись крепким рукопожатием. Встреча двух бродяг на промысле всегда событие.

Петруха, посветив фонариком враз оценил обстановку. Подошёл к сарайчику, пнул по стопам твари торчащим из двери.

-Не маленький.

-Угу. – Выдохнул Тринадцатый.

-Вот так и спеши к друзьям на выручку, а он уже всех порвал. Справился.

Дмитрий равнодушно повёл плечами.

-Слышь Димыч. – Приблизился Петруха. – Но с тебя один хер магарыч. Мы спешили, со всей ответственностью, ну ты понял.

-Да не вопрос. – Усмехнулся Тринадцатый, зная легендарную тягу товарища к «горячительному». – Вон Москвич ржавый видишь? У него в багажнике сумка, а в сумке пять пузырей. Сам сходи, там чисто, я пока закусон соображу. – Дима нагнулся, откладывая оружие и принимаясь за разведение костра. – Да, и не забудь потом пополнить, мало-ли.

-Дык об чём базар! – Ощерился Петруха призывно замахав рукой в сторону толпившегося в нерешительности молодняка. – Эй! Орлы! Иди давай сюда какой ни будь хрен!

Подошёл рослый паренёк, очевидно самый смелый или самый ушлый, поди их зелёных разбери, и с преданностью уставился в глаза старшему готовясь внимать.

-Вон рухлядь ржавеет видал? – Молодой часто закивал. – Там в багажнике…, ну ты слышал короче. Бегом туда и притаранишь два пузыря. Одно копыто здесь другое там! Дядю учителя жажда мучает. — Отмычку как ветром сдуло.

Тринадцатый сочувственно поглядел в след молодому. Сам он учеников не брал. Был сам по себе. Однако лезть в дела товарища не собирался. К тому-же Петруха битый мужик и молодняк у него, как правило целый. Пусть учит уму-разуму, глядишь и крестов по Зоне меньше будет.

-Так, остальные! Рассосались по периметру и зрим в оба! Шустрей, шустрей! – Петруха весело захлопал в ладоши. – Вот так! – Кивнул он, удовлетворённо окидывая придирчивым взглядом позиции, занятые пацанами. – Вдруг дядя Петя расслабится, слюни пустит, а сюда какая шавка слепая припрётся и хлебушка попросит. – Он лукаво подмигнул Тринадцатому.

Через некоторой время горел костерок, на нём весело булькала банка тушёнки.

-Ну чё?! – Засуетился Петруха, хватая бутылку. – Пока ждём, а?

-Наливай уже. – Про себя усмехнулся Дмитрий.

-Не, давай ты! С трофеем, так сказать.

Тринадцатый поставил в ряд два походных стаканчика. Себе плеснул на дно и вопросительно взглянул на товарища. Тот плавно махнул рукой.

-Ты что, краёв не видишь? Лей!

Дмитрий молча нацедил полный стакан.

-Ну! – Начал Петруха, моментально подхватив свою порцию. – За удачное утро! – И потянулся чокаться.

-А не рано? Стаканами-то, с утра.

-Это смотря откуда глядеть. Ежили со вчера, так оно как бы и поздно!

Тринадцатый хмыкнув осторожно коснулся Петрухиного стакана.

-Ты, между прочим, зря ржёшь Димыч. Для меня… — Он ловко опрокинул водку в рот, лихо крякнул, схватил ножом кусок мяса из банки, глотнул почти не жуя. – Вот этот первый стакан – это тропинка, по которой я пытаюсь добраться до границ того пузыря, той реальности в которой я прозябаю. А второй. – Он подставил пустой стакан, который Дмитрий улыбаясь наполнил. – Это тот камень, каким я швырну в тот пузырь, чтобы вырваться. Понял! – Петруха многозначительно поднял палец. – Понял?!

-Понял, понял. – Смеялся Тринадцатый, чокаясь по второму разу.

Петруха опять присмотрелся к стоящим на страже молодым.

-Эх, давай за молодёжь Димыч, а? Сами-то не так давно такими же были.

В костре громко щёлкнула горящая ветка и в стакан к Дмитрию упал кусочек золы. Водка пошла рябью. Внезапно рябью пошло и всё окружающее, погружая Тринадцатого в нахлынувшие воспоминания…

…Июньский ветер беззастенчиво врывался в приоткрытое окно купе и особо не спрашивая трепал короткую причёску молодого программиста. Поезд Москва – Ростов, резво скакал на юг. Позади оставалась не совсем ласковая, родная Сибирь и несколько месяцев кропотливой изнуряющей работы. Впереди ждала встреча со старым другом, которому Дима вёз с таким трудом сделанную, но уникальную программу. Щедрая оплата и пару деньков отвязного отдыха прилагались. Настроение просто зашкаливало. Омрачали изредка мелькающие в масс-медиа факты о исчезновении простых граждан в самом Ростове и в его окрестностях. Дружок правда говорил, что всё это бредятина в погоне за сенсацией. Но на душе было как-то не спокойно.

-Да и хрен с ними! – Сказал Дмитрий, широко улыбаясь и смотря на проносящийся за окном пейзаж. Постепенно он полностью погрузился в озорные мысли, наполненные предвкушением…

Его встретили на вокзале. Причём друг был не один, а в окружении каких-то громил, чей род занятий был написан у них на лицах и которые Дмитрию совершенно не нравились. Однако радость встречи на миг прогнала крепнущую тревогу.

-Привет дружище! – Крикнул он, расставляя руки для объятий. Но его оттёрли тесно подпирающие друга мордовороты.

-Прога где? – Вместо приветствия, трясущимися губами выдавил тот.

Совершенно без задних мыслей Дмитрий полез в карман, достал флешку и протянул товарищу.

-Держи.

-Ага. – Гаркнул один из верзил сгребая устройство огромной пятернёй. И вся окружающая орава развернулась и направилась к выходу из вокзала.

-Не понял! – Возмутился Дмитрий.

-Прости друг. – Мямлил хныкающий товарищ. – Задолжал я им. В карты проиграл. Много. У меня расплатиться нечем… Они приходили… Били… На счётчик поставили. Но когда про работу начали расспрашивать… Я им про тебя сказал и программу твою, а когда они поняли, что она может, то…. В общем прости…

С глаз медленно слетала радужная пелена, уступая место ярости. Дмитрий шумно дыша смотрел в широкие спины удаляющихся горилл. Друг… Ну друг понятно. Засранец! Уже не друг короче! Но вот эти наглые скоты! Сколько труда и вот так… Ну уж нет!

-Эй вы! Господа гопники! – Сам от себя не ожидая, окликнул Дмитрий уходящих развальной походкой громил. – Верните флешку!

Толпа как по команде остановилась и обернулась.

-Ты гля братва. – Хрюкнул один свиномордый демонстрируя в оскале жёлтые коронки. – Это чмо чё-то вякнуло или мне послышалось?!

Бригада гамадрилов решительно двинулась обратно.

Дима стал пятиться, но тот фиксатый в два шага настиг его. Дальше отчётливо запомнился только кулачище свиномордого, мелькнувший перед глазами.

Ноги сами оторвались от земли и тело перешло в состояние полёта, призрев все известные законы гравитации.

Прохладный асфальт… Голоса как через вату… Абсолютное равнодушие спешащих по своим делам людей… Пятно заслонившее свет… Зловонный перегар, окутавший обоняние…

-Мочи питушару и погнали уже бухать скорее! – Невнятный выкрик на заднем плане.

-Не надо… — Жалобное блеяние бывшего друга.

-Заткнись падла! Пока и тебе юшку не пустили!

-Стой братуха! У меня идея! Сдадим его этим чмырям заморским!

-А чё, пойдёт. Баксов триста отвалят и то хлеб!

-Не надо…

-Заманал ты уже меня гондон дранный! Завалю!

-Подожди! И это чмо туда-же!

-Ха! Голова!

Какая-то возня. Тихие смешки.

-Не отвечает сука.

«Владимирский Централ, ветер северный» …. – Истошно завыл чей-то мобильник.

-Ага! Привет Профэссор! – Дмитрий хорошо услышал, урод именно так и говорил, через «Э». – Два кадра у нас. Да не, чмош…, в смысле доходяги. Ага.

Молчание и опять:

-Добавить бы надо Профэссор! Умники они по ходу! В компах шарят! Ага! Ну пойдёт! До встречи. – И уже своим. – Пакуем их братва. По триста пятьдесят за рыло добазарился! Ха!

Остальные воспоминания обрывочны и хаотичны. Новые удары по голове. Теснота, духота, темень. Укол в область локтевого сгиба… Мрак.

Более отчётливые картинки начались позже. Сколько времени прошло, Дмитрий не знал. Не ведал он и того, где и почему он оказался.

… Металлический холод стола… Лежу… Голоса… Говорят на английском, не знают, что я понимаю…

… — будет ли толк, коллега, будет ли толк? Вот в чём вопрос.

-Да конечно будет! Уверяю Вас профессор.

-Однако до сих пор и не такие ломались. А этот. Вы взгляните на него внимательно. Кожа да кости. Вряд ли переживёт первый курс инъекций!

-Но профессор, позвольте не согласиться! Мы же занимаемся получением универсального солдата! Заметьте! Ключевое слово: «универсального». А на что годны эти предыдущие, с позволения сказать, образцы! Гора мышц и всё! Тупые носороги! Простите за сравнение.

-Ну что Вы. Тут правда ваша. Сила да, а вот остальное…

-Так вот же! Вот же я о чём! У этого коэффициент интеллекта – дай бог каждому! На двоих хватит!

-Уговорили. Рискнём. Да собственно и рисковать нечем. Скончается — утилизируем и дело с концом.

-Полностью поддерживаю профессор!

-Да, смерть образцов не проблема, проблема в сроках. Инвестор грозится существенно снизить ассигнования, вот такого поворота нам не требуется.

-Так не будем терять времени профессор!

-Да. Пожалуй, приступим.

Противный писк зуммера. Топот шагов. Вновь голос того, кого называли профессором:

-Этого в контейнер за номером…, так, так, так…, ага, за номером тринадцать. Он у нас недавно освободился. Первый курс инъекций начинаем немедленно. Мышечные усилители, витамины, сон. Пока всё. Обработку сознания начнём позже.

… Скрип прорезиненных колёс по полу… Куда-то везут…

Дмитрий полностью пришёл в себя уже в тринадцатом контейнере, который на поверку оказался обыкновенной клеткой, только чистой. Всё здесь буквально кричало чистотой, начиная от сверкающего унитаза, до серебристого цвета решёток в руку человека толщиной. Три камеры наблюдения висели в разных концах клетки и позволяли рассмотреть пациента, или точнее сказать подопытного с разных ракурсов. Громила охранник, круглосуточно маячивший напротив клетки.

Дальше потянулась нескончаемая, как казалось Дмитрию череда издевательств. Три раза в день в клетку заходили трое людей в белом и ставили до ужаса болезненные уколы, предварительно приковав Дмитрия к кушетке. После перенесённых страданий, когда всё вокруг меркло от боли, он лежал, тупо пялясь в стену, с одним желанием – скорее сдохнуть. Однако уколы продолжались, а смерть приходить не торопилась. Тогда он попробовал сопротивляться. Это возымело эффект. Трое «санитаров», как паршивые щенки были вышвырнуты из клетки. Двери автоматически захлопнулись и в дело вступил охранник. Прямо сквозь прутья решётки он выстрелил из пистолета-инъектора. Обездвиженного транквилизатором Дмитрия приковали к кушетке и всё ровно провели «процедуры».

Так тянулись дни, так тянулись недели, может и месяцы, кто знает. Дмитрий давно потерялся во времени. Ставить зарубки в клетке было нечем и не на чем. Всё повторялось с завидным однообразием. Уколы, боль, отупение, ожидание смерти. Одно было хорошо, его кормили как на убой и видно подмешивали что-то в еду, после третьего приёма пищи он просто начисто вырубался и спал крепким сном. Вот только ночь-ли это была, день-ли, Дмитрий знать не мог. Таковы уж прелести бункера.

Со временем количество уколов в день стало редеть, затем вообще сошло до одной инъекции. И наконец появились дни без уколов. Эти дни стали заполнятся другого вида мытарствами. Его также приковывали к кушетке, но не кололи, а одевали на голову некое подобие шлема, к которому тянулось множество проводов. Дмитрий отключался и видел странные сны, будто он сидит за партой и человек в военной форме рассказывает ему о разных видах стрелкового вооружения и военной техники. Сны были на диво реалистичны и по окончании подобного мероприятия Дмитрий помнил всё с точности до слова. Со временем характер этих снов стал меняться. Теперь уже сам Дмитрий держал в руках разные виды оружия, разбирал и собирал его, затем испытывал практикуясь в стрельбе. И опять, повторение, сон со шлемом, три приёма пищи, снова сон, но уже простой.

Как-то раз в отлаженной машин подземелья случился сбой. Кто был тому виной неизвестно.

Настал третий, последний в сутки приём пищи. Закончив, Дмитрий упал на кушетку, готовясь провалиться в сон и хоть ненадолго «испариться» отсюда.

Странное дело, однако ожидаемого забытья не наступило. Может персонал схалтурил в подмешивании препарата или просто проморгали дозу, но факт оставался. И чем больше Дмитрий ворочался без сна, тем больше он осознавал себя, кто он, как попал сюда, вспомнил старого дружка (будь он проклят), гопников, которые скорее всего его и подбросили в этот расчудесный погребок. Он понял, что может стрелять из всего что стреляет, что обладает навыками рукопашного и ножевого боя о котором раньше и не подозревал. Он понял, что обладает огромной силой. Также до него дошло, что он является простой лабораторной, подопытной крысой. Случись загнётся и никому на свете ни будет до этого дела, только ему самому. Мысль пронеслась в просветлевшем мозгу подобно раскалённому метеору: «БЕЖАТЬ!». Последовал перечень задаваемых самому себе в таких случаях вопросов: Как? Где? Куда? Когда?

«А вот прямо сейчас! Хрена ждать-то!» — Ответил ему его-же голос древних инстинктов.

Дмитрий встал. И тихо подошёл к решётке. Охранник клевал носом на стуле, напротив.

Взявшись за прутья, Дмитрий вдруг понял, что может их разогнуть, но не на столько чтобы пролезь сквозь них.

Кинув взгляд чуть выше дремавшего стражника, он заметил на стене заботливо подсвеченный аварийной лампой план пожарной эвакуации. Не понять, чем его пичкали, но взглянув на карту выхода Дима фактически сфотографировал её в мозгу. Теперь понятно, как выбраться. Осталось самая малость – покинуть эту столь гостеприимную клеть.

Нарочито громко кашлянув, он обратился к охраннику на английском. Тот резко подскочив и часто моргая злобно уставился на пленника.

-Ты чё там буровишь мертвяк?

-А-а. – Протянул Дмитрий с радостью узнавая родную речь. – Мудило с Нижнего Тагила! – Сказал он и прицельно плюнул в лицо охраннику.

Тут уже страж не выдержал и бросился к клетке.

-Ах ты тварь!

За мгновенье до того, как охранник оказался рядом, Дмитрий потянул соседние прутья решётки в стороны. Получилось! Ширина щели конечно не позволяла покинуть клетку, но просунуть руку – запросто.

Чем он и воспользовался. Схватив подбежавшего сторожа за грудки, Дмитрий с силой приложил его о стальные прутья. Тот сразу обмяк. Быстро нашарив в карманах охранника ключ-карту, он открыл двери своей темницы. Тело сторожа еще продолжало падать, а Дима уже перешёл на бег следуя плану, изображённому на стене.

Он наверняка догадывался, что где-то на общем пульте охраны зажжётся сигнал о том, что дверь контейнера номер тринадцать открылась в неурочное время, хотя и штатно. Обязательно свяжутся с покойным охранником, который естественно не сможет ответить, тогда сюда пошлют целый комитет по встрече. Но Дмитрия это не пугало.

Охрана бункера буквально разлеталась от него в стороны, как кегли от шара. Со своими штатными резиновыми дубинками и электрошокерами они ничего не могли поделать с вырвавшейся на волю стихией, которую сами-же и породили.

Спустя примерно сорок минут Дмитрий нёсся уже по открытому пространству. Солнце к тому времени успело взойти. Где он оказался, гадать было некогда, вскоре пришлют подкрепление. Подоспеет десант в броне и вертолёты, а это уже ни к чему.

По мере удаления от бункера он стал замечать всё больше странностей. Какие-то блестящие штуки разных, порой самых причудливых форм, Дмитрий подбирал предметы, слишком уж они манили его своей красотой. Их попадалось много и вскоре он уже не мог нести их в руках, тогда, Дима снял свою больничную робу и превратив её в подобие рюкзака продолжил собирательство. Причём, это делалось практически не бегу, он сам удивлялся, как мог столько пробежать и не запыхаться.

Между тем странности лежащей вокруг местности продолжались. Что она заброшена Дмитрий понял сразу, но мало того ему стали встречаться уродливые животные, вроде-бы собаки, и вроде-бы кабаны, но уж очень потрёпанные и превышающие своих нормальных собратьев в размерах. Также по пути попадались странные образования, области будто с уплотнённым воздухом в центре, некоторые из них издавали странные звуки. Дмитрий предусмотрительно оббегал такие места стороной. Следующее что он встретил и вовсе било все рекорды непонятного. Трое тварей, отдалённо напоминающих людей, только верхние части лица у них почему-то скрывались за обрывками противогазов, явно пировали пожирая, как Дмитрий понял гнездо кошки, труп которой валялся неподалёку. Они жрали котят, ещё живых. Дима, всегда питающий слабость к кошкам, высоко подпрыгнув приземлился прямо посреди пирующих уродов. Схватив единственного нетронутого пока котёнка, он помчался дальше. Позади слышалась душераздирающие крики и звуки погони, но догнать его они так и не смогли.

Получалась интересная картина. Пленённый мимо воли, молодой наивный программист, получил свободу будучи хорошо подготовленным диверсантом. Если бы не эти новые способности, Дмитрий вряд ли преодолел бы все препятствия и мутантов, встречающихся ему на пути.

Как позже выяснилось, он бодро пёр по локации «Радар», по которой-то и матёрые сталкеры редко ходят в одиночку.

До бункера на Янтаре он добрался уже глубокой ночью. Учёные гостеприимно приютили столь необычного новичка. В особенности, когда Дмитрий развязал свою импровизированную суму и вывалил собранные артефакты. Среди трофеев оказался один редчайший – «Факел лабиринта», который давал возможность лезть в любое подземелье предоставляя свет и защиту от находящейся там живности, кроме того артефакт указывал выход, начиная пульсировать и светиться ярче.

Сам учёный корифей Зоны, академик Сахаров, так расчувствовался, что подарил Дмитрию почти полностью укомплектованное снаряжение: сталкерский бронежилет, в котором он ходил и поныне, нож, бинокль, приспособленный для нахождения в Зоне рюкзак, крепкие армейские ботинки, прибор ночного видения вмонтированный в очки, и самое интересное – оставшийся после какого-то майора АКМС в современной обработке, телескопический приклад, коллиматорный прицел, пулемётный магазин на семьдесят пять патронов. Сахаров также торжественно пообещал избавить молодой организм от последствий внедрённой в него импортной дряни.

Отдыхающие тут-же вольные бродяги долго слушали рассказ Дмитрия, затем быстро придумали ему прозвище, по номеру клетки где он томился в заключении и по числу добытых им артефактов, их тоже оказалось тринадцать. И уже молодому сталкеру Тринадцатому, под всеобщие смешки, один бывалый скиталец подарил мину Клеймор, наказав хранить и использовать лишь в крайнем случае. А от подобранного котёнка настоятельно требовали избавиться, поди их пойми, творений Зоны. Однако Тринадцатый сберёг животину, превратив со временем в верного друга Выверта, и мина пригодилась….

… — ну ты пить думаешь? – Возмущался Петруха. – У меня уже третья доза на подходе, а ты всё первый глоток греешь.

Ещё секунду повертев стаканчик в руках, Тринадцатый опрокинул глоток себе во внутрь, быстро зажевал тушёнкой и поднялся на ноги подбирая автомат.

-Ты сиди ещё Петруха, если хочешь, а я пойду потихоньку.

-Как знаешь брат. Прямой тебе дороги. – Сталкер вновь наполнил свой стакан. – Куда сейчас?

-В Бар, хабар сдам, там и встретимся, и посидим как следует.

-Там и встретимся. – Эхом повторил Петруха! – Удачи дружище!

-И тебе. – Развернувшись, Тринадцатый тронулся в путь. Выверт сразу-же появился в поле зрения и как хвостик пристроился за хозяином.

Стал накрапывать мелкий дождик. Дмитрий улыбнулся, он любил дождь.

Тринадцатый шагал на базу. Выверт прокладывал маршрут почище любого навороченного детектора. Сейчас Дима даже был благодарен тем отморозкам, что так грубо выдрали его из вялотекущего болотца гражданки и бросили сюда, где кипит настоящая жизнь!

К слову сказать, те бандиты подохли первыми, стоило Дмитрию скопить деньжат и выбраться в первое своё «увольнение» за периметр, он разыскал ублюдков и рассчитался с ними в полной мере. Жаль контактов с тем «профэссором» у них уже не осталось, ну ничего, Дмитрий и сам собирался посетить те края и воздать мучителям по заслугам.

… Тринадцатый смотрел на Зону, чувствуя, Зона смотрит на него. Он знал Зону, теперь понимая, что и Зона знает его. Часто задавая себе вопрос: где-же мой дом, там за периметром или здесь? Дмитрий всё чаще не находил прямого ответа…

Случайные материалы

Комментарии